Глава XII. СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРЕСТУПЛЕНИЯ 4 страница

§ 6. Преступление с двумя формами вины

В подавляющем большинстве случаев преступления совершаются умышленно или по неосторожности, т.е. с какой-либо одной формой вины. Однако как в прежнем, так и в действующем законодательстве имеются сложные составы преступления, которые включают не одно, а два последствия. Психическое отношение к этим двум последствиям может быть различным. Учитывая это, в УК 1996 г. была включена статья об ответственности за преступление, совершенное с двумя формами вины (ст. 27).

Согласно этой статье, "если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно". Эта новелла Кодекса, во-первых, четко определила, что преступления с двумя формами вины не образуют новой формы вины, и, во-вторых, положила в определенной мере конец дискуссии о смешанной форме вины как самостоятельной третьей форме.

О преступлениях с двумя формами вины речь может идти только в случаях, когда в результате одного действия (бездействия) наступают два различных последствия. Причем одно из последствий, как правило, выступает в качестве квалифицирующего признака. Таким образом, преступлением с двумя формами вины не могут быть единичные простые составы. Ими могут быть только сложные (составные) и квалифицированные составы преступлений. Поэтому вызывает сомнения следующее высказывание: "Особенность рассматриваемых преступлений состоит в том, что при их совершении наблюдается неоднородное психическое отношение лица к совершенным действиям (бездействию) и к наступившим последствиям в материальных составах преступлений, которые содержат последствия в качестве самостоятельного признака объективной стороны" . Подобное высказывание содержится и в некоторых других работах: "сложная (двойная) форма вины характеризуется различным отношением лица к деянию и последствиям" .

--------------------------------

Иванов В.Д., Мазуков С.Х. Субъективная сторона преступления. Ростов н/Д, 1999. С. 23 - 24.

Практический комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. Х.Д. Аликперова и Э.Ф. Побегайло. М., 2001. С. 75.



Наиболее обоснованным представляется мнение, согласно которому в рассматриваемых случаях "речь идет вовсе не о неоднородности отношения к совершаемому действию (бездействию) и его общественно опасным последствиям как равноправным признакам объективной стороны преступления, а о различном психическом отношении к различным юридически значимым объективным признакам, один из которых является обязательным признаком основного состава преступления, а второй квалифицирующим последствием" .

--------------------------------

Рарог А.И. Указ. соч. С. 130 - 131.

Сторонники приведенной ранее точки зрения не учитывают специфику некоторых составов преступлений, сконструированных законодателем таким образом, что одно деяние - действие (бездействие) может повлечь два последствия, причем второе последствие - более тяжкое и поэтому является квалифицирующим признаком деяния.

Сочетание двух форм вины при совершении одного преступления, отражающее специфику конкретного сложного состава, дает основание говорить о преступлении, совершенном с двумя формами вины. Каждое из последствий в этих случаях может явиться последствием самостоятельного преступления, которые законодатель в ряде случаев объединяет в одном преступлении. Так, в ч. 4 ст. 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего) объединены такие два преступления, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК) и причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК). Одно из этих преступлений можно считать основным, и оно всегда бывает только умышленным. Действие или бездействие второго преступления полностью охватывается деянием первого. Однако последствия второго преступления оказываются неким побочным результатом основного деяния. Эти дополнительные последствия всегда являются более тяжкими. Так, лишение жизни - более тяжкое преступление, нежели причинение вреда здоровью. Поэтому, как правило, такие последствия относятся законодателем к числу квалифицирующих признаков преступления, психическое отношение к которым характеризуется только неосторожной виной.



При умышленном отношении к таким последствиям деяние квалифицируется как более тяжкое. Так, причинение тяжкого вреда здоровью и последующее убийство потерпевшего влекут ответственность только за убийство .

--------------------------------

Исключение составляют случаи реальной совокупности (см. гл. XVI "Множественность преступлений" настоящего учебника).

В ст. 27 УК прямо указано на возможность только неосторожной вины в отношении последствий, явившихся побочными по отношению к последствиям основного преступления. Вина в этих случаях может быть в виде как легкомыслия, так и небрежности.

Сочетание двух форм вины в одном преступлении не превращает такое преступление в умышленно-неосторожное и расценивается законодателем как умышленное преступление.

Учитывая изложенное, вряд ли можно согласиться с тем, что ст. 27 УК имеет в виду некую третью форму вины, существующую наряду с умышленной и неосторожной . Сомнительно и предложение дополнить УК нормой о преступлениях "со смешанной формой вины, в целом как неосторожных" .

--------------------------------

См., напр.: Гаухман Л.Д. Указ. соч. С. 163 - 166.

Российское уголовное право: Курс лекций. Владивосток, 1999. Т. 1. С. 429.

В теории уголовного права были высказаны сомнения по поводу отнесения преступлений с двумя формами вины к числу умышленных , однако альтернативы такому решению не предложено. Законодатель же в первых словах формулировки ст. 27 УК уточняет: "Если в результате совершения умышленного преступления...".

--------------------------------

См., напр.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999.

Преступления с двумя формами вины нельзя смешивать с неосторожными преступлениями, имеющими одно последствие и одну форму вины - неосторожность. Такого рода ошибки допускают, как правило, в случаях, когда неосторожное преступление заключается в несоблюдении или нарушении каких-то правил предосторожности.

Преступления с двумя формами вины, согласно ст. 27 УК, характеризуются:

а) наличием в результате совершения преступления двух разных последствий;

б) сочетанием различных форм вины в отношении этих двух последствий;

в) двумя формами вины в квалифицированных составах;

г) неосторожностью только в отношении второго побочного последствия;

д) отнесением преступления с двумя формами вины к числу умышленных преступлений.

Включение в УК статьи о преступлении с двумя формами вины позволяет провести четкое разграничение между умышленными и неосторожными преступлениями. Так, умышленное уничтожение или повреждение имущества, повлекшее по неосторожности смерть человека (ч. 2 ст. 167 УК), относится к преступлениям с двумя формами вины. В отношении основного состава законодатель прямо указывает на умышленную вину. Смерть человека является вторым последствием и в то же время квалифицирующим рассматриваемое преступление признаком. Отношение к смерти при этом, как указывает законодатель, неосторожное. В целом же преступление признается умышленным. В тех случаях, когда отношение к смерти умышленное, содеянное должно квалифицироваться дополнительно по статье об убийстве.

Вопрос о необходимости отражения в законе специфики вины преступлений с двумя последствиями обсуждался уже давно. В теории уголовного права и проектах УК предлагались различные формулировки соответствующих статей. Так, в теоретической модели УК была предложена следующая формулировка: "Если в результате умышленного совершения преступления лицо по неосторожности причинит иные общественно опасные последствия, с которыми закон связывает повышение уголовной ответственности, это преступление в целом признается совершенным умышленно" (ст. 31).

§ 7. Невиновное причинение вреда

В УК 1996 г. впервые в уголовном законодательстве России появилась статья, регламентирующая условия освобождения от ответственности за невиновное причинение вреда (ст. 28 УК). В теории и практике невиновное причинение вреда всегда влекло за собой освобождение от уголовной ответственности за причиненный вред в силу отсутствия состава преступления, а именно субъективной стороны (вины). Иное решение этого вопроса привело бы к объективному вменению. Однако в практике правоприменительных органов допускались ошибки при разграничении неосторожных преступлений и невиновного причинения вреда, именовавшегося также случаем, или казусом. Поэтому появление в Кодексе статьи, четко определяющей признаки невиновного причинения вреда, является несомненным его достоинством. Невиновное причинение вреда, согласно ч. ч. 1 и 2 ст. 28 УК, может проявляться в двух видах.

В соответствии с ч. 1 ст. 28 УК деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее: а) не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо б) не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

Таким образом, невиновное причинение вреда имеет место, во-первых, в случаях, когда лицо не осознает и, судя по обстоятельствам дела, не может осознать общественной опасности своего поведения. Отсутствие осознания опасности своего поведения означает в то же время и отсутствие предвидения общественно опасных последствий.

Так, Л., привлеченный к ответственности за неосторожное причинение смерти, был оправдан судом. Обстоятельства дела таковы: группа подростков, в числе которых был Л., приехав в охотничье зимовье, затеяли стрельбу по пустым банкам и бутылкам из самодельного пистолета. Затем трое подростков вернулись в зимовье и сели за стол, расположенный напротив окна. Около 18 часов, когда уже начало смеркаться, Л., находясь в нетрезвом состоянии и будучи близоруким, стал бегать вокруг зимовья в поисках более крупной мишени с заряженным пистолетом и взведенным курком. Дуло пистолета было направлено вниз. Пробегая мимо окна, Л. споткнулся, взмахнул руками и непроизвольно нажал на курок, в результате чего произошел выстрел, которым через окно сидевшему в доме С. было причинено тяжкое ранение, повлекшее его смерть. Заместитель Генерального прокурора РФ принес на оправдательный приговор суда протест, указав, что хотя Л. и не предвидел последствий своих действий, однако должен был и мог их предвидеть. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила протест без удовлетворения, отметив, что при изложенных в приговоре обстоятельствах Л. не предвидел и не мог предвидеть, что он не заметит ведро, споткнется о него, взмахнет руками, непроизвольно нажмет курок и произведет выстрел в сторону окна .

--------------------------------

БВС РФ. 1994. N 4. С. 3 - 4. Интересно отметить, что Н.С. Таганцев в своих лекциях приводил аналогичный пример невиновного причинения вреда: "Если кто-либо, идя осторожно с фонарем на сеновал, споткнулся так, что свечка выпала из фонаря и зажгла сено, то мы будем считать происшедший пожар случайным независимо от того, шел ли с фонарем кучер за сеном или вор для кражи" (Таганцев Н.С. Указ. соч. С. 226).

Таким образом, суд фактически акцентировал внимание на отсутствии у Л. осознанности общественной опасности его действий, отметив при этом отсутствие такой возможности при изложенных обстоятельствах дела.

Невиновное причинение вреда имеет место и в случаях, когда лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было и не могло их предвидеть. В приведенном выше деле Л., не осознавая общественной опасности своего действия, одновременно не мог предвидеть его последствий.

Законодатель в ч. 1 ст. 28 УК предусмотрел следующие возможные варианты невиновного причинения вреда: 1) лицо не осознавало общественной опасности своего действия (бездействия) и по обстоятельствам дела не могло ее осознавать; 2) лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

В ч. 2 ст. 28 УК регламентирован второй вид невиновного причинения вреда. Он имеет место в случаях, когда лицо хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить их в силу несоответствия своих психофизических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психических перегрузок.

Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий сближает случаи, предусмотренные ч. 2 ст. 28 УК, с преступным легкомыслием. Однако в отличие от легкомыслия законодатель предусматривает такие признаки, которые исключают как указанный вид неосторожной вины, так и вину в целом.

Причинение вреда подпадает под признаки ч. 2 ст. 28 УК и не влечет уголовной ответственности при наличии таких объективных признаков, как экстремальные условия причинения вреда или нервно-психические перегрузки причинителя вреда.

"Отказавшись от постановки вопроса о способности или неспособности субъекта осознавать общественную опасность своих действий, законодатель невольно перевел проблему из субъективной плоскости в объективную" .

--------------------------------

Рарог А.И. Указ. соч. С. 135.

Экстремальными являются условия, выходящие за рамки обычных, либо такое усложнение обстановки, которое требует особого внимания, немедленного реагирования и пр. Например, чрезвычайное происшествие, стихийное бедствие, внезапная утрата профессиональных навыков и пр. В подобных случаях лицо по своим психофизиологическим качествам может оказаться неспособным принять правильное решение.

Нервно-психические перегрузки выражаются в таком особом состоянии организма человека, вызванном переутомлением, стрессовым состоянием, полученным известием и пр., когда психофизиологические качества причинителя вреда не дают ему возможность принять правильное решение в конкретной ситуации.

Для признания человека невиновным в причинении вреда достаточно одного из рассмотренных объективных признаков при условии, что налицо имеется и признак субъективный, заключающийся в определенных психофизиологических качествах конкретного лица, оказавшегося в указанной ранее обстановке . При обычном состоянии психофизиологические качества человека позволяют ему самому принимать решения и определять варианты поведения .

--------------------------------

Психофизиологические качества - это уровень интеллектуального развития, волевые качества, физическое состояние, здоровье и пр.

При наличии психических расстройств, определяющих психофизиологические отклонения, встает вопрос о признании такого лица невменяемым, что также влечет за собой освобождение от уголовной ответственности за причиненный вред, но по иным основаниям. Признание лица действующим в состоянии физиологического аффекта или ограниченной вменяемости не влечет освобождения от ответственности, хотя и учитывается определенным образом (см. ст. ст. 107 и 113, а также ст. 22 УК).

Психофизиологические отклонения, которые подразумеваются в ч. 2 ст. 28 УК и обусловлены экстремальными условиями или нервно-психическими перегрузками, не дают лицу возможности предотвратить даже предвиденные им последствия.

Таким образом, для признания лица невиновным в причинении вреда требуется сочетание субъективного критерия - определенного психофизиологического состояния лица и хотя бы одного из объективных критериев - наличия экстремальных условий или нервно-психических перегрузок. Чаще всего экстремальные ситуации и нервно-психические перегрузки имеют место в сфере использования техники и особенно источников повышенной опасности. Например, водитель автобуса, отрабатывающий по распоряжению начальства, пригрозившего ему увольнением, вторую смену, оказавшись в аварийной ситуации (экстремальные условия), растерялся и вследствие нервно-психических перегрузок не нашел правильного решения вопроса, что было возможно при его нормальном психофизиологическом состоянии.

Наличие чрезвычайной ситуации бывает, как правило, очевидным. Нервно-психические перегрузки и психофизиологическое состояние лица в таких случаях устанавливаются заключением психологической и медицинской экспертиз.

Невиновное причинение вреда исключается в случаях, когда лицо добровольно приводит себя в определенное психофизиологическое состояние (например, алкоголь, наркотики) или скрывает свое психофизиологическое состояние, представляя подложные справки о состоянии здоровья при поступлении на определенную работу (например, водителя большегрузных машин, пилота, машиниста и пр.).

Освобождение от уголовной ответственности на основании ст. 28 УК требует некоторых уточнений применительно к преступлениям, составы которых сконструированы по типу материальных и формальных. Формулировка ст. 28 УК полностью укладывается в рамки материальных составов. Применительно к формальным составам в полной мере применима ч. 1 ст. 28 УК - лицо подлежит освобождению от ответственности за невиновное причинение вреда, если оно не осознает общественной опасности своего действия или бездействия.

§ 8. Мотив и цель преступления

Мотив и цель преступления являются факультативными элементами субъективной стороны преступления. Они становятся обязательными и учитываются при квалификации преступлений в случаях, указанных в конкретной статье Особенной части УК. Например, злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК) влечет за собой уголовную ответственность лишь при наличии корыстной или иной личной заинтересованности, которые и являются возможными мотивами злоупотребления. Их отсутствие исключает уголовную ответственность за злоупотребление должностными полномочиями даже при наличии всех остальных признаков данного состава преступления.

Корыстная цель является обязательным признаком любого хищения. При ее отсутствии лицо не может быть привлечено к ответственности за хищение.

Так, Р. был осужден за разбой. Кассационная инстанция удовлетворила протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ и указала, что по делу не было доказано наличие у Р. корыстной цели - обязательного признака разбоя .

--------------------------------

БВС РФ. 2002. N 3. С. 23 - 24.

Однако и в тех случаях, когда мотив и цель не являются обязательными элементами преступления, они обязательно учитываются судом при индивидуализации наказания. "При оценке степени общественной опасности содеянного и назначении наказания, - отмечал Верховный Суд РФ в одном из своих постановлений, - следует учитывать цели и мотивы действий виновного" .

--------------------------------

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. N 5 "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств" // БВС РФ. 2002. N 5. С. 2.

Мотив преступления - это обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, вызывающие у лица решимость совершить преступление. Цель преступления - представление лица, совершающего преступление, о желаемом результате, к достижению которого оно стремится, совершая преступление.

Мотив и цель, являясь психологическими категориями , тесно связаны между собой. Всякая человеческая деятельность обусловлена определенными мотивами и целями. Преступное поведение, как и любая человеческая деятельность, имеет определенные мотивы и направляется на достижение определенной цели. Между мотивом и целью существует внутренняя связь. Формирование мотива предполагает и постановку определенной цели. Мотив является той движущей силой, которая ведет субъекта к достижению цели. Вместе с тем мотив и цель - понятия не совпадающие, поскольку по-разному характеризуют психическое отношение виновного к совершаемому деянию. Если в отношении мотива можно задать вопрос, почему человек совершил общественно опасное действие (бездействие), то в отношении цели - к чему стремился виновный. Следовательно, цель определяет направленность действий.

--------------------------------

В психологической науке под мотивами понимаются факторы активности личности, движущая сила, лежащая в основе поведения человека. Мотивы присущи любой человеческой деятельности.

Так, В., совершивший заказное убийство, действовал с корыстными мотивами. Его целью было получение материальной выгоды. Мотив преступления и определяемая им цель - однопорядковые понятия. Однако при этом возможна постановка и иных целей, не совпадающих с мотивом, но необходимых для осуществления конечной цели.

Мотивы и цели всегда конкретны и указываются, как правило, в статьях Особенной части УК либо в качестве основного признака состава, либо в качестве квалифицирующего или привилегированного признака. При указании на мотив как обязательный признак состава законодатель обычно использует термин "побуждения" или "заинтересованность". Например, ст. 153 УК предусматривает ответственность за подмену ребенка из корыстных или иных низменных побуждений. В ст. 292 УК (служебный подлог) говорится о корыстной или иной личной заинтересованности. Указание именно на мотив совершения преступления в Особенной части чаще всего встречается в квалифицированных составах преступления. Так, причинение тяжкого вреда здоровью признается более опасным, если оно совершено по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. "е" ч. 2 ст. 111 УК).

Чаще в статьях Особенной части УК содержатся указания на цель преступления. Например, о цели как об основном признаке преступления говорится в ст. 187 УК, предусматривающей ответственность за изготовление с целью сбыта или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт, а также иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами. Во многих статьях определенная цель выступает в качестве квалифицирующих деяние признаков. Так, торговля людьми признается более тяжким преступлением, если она осуществляется, например, в целях изъятия у потерпевшего органов или тканей для трансплантации (п. "ж" ч. 2 ст. 127.1 УК).

Указания на мотивы и цели преступления содержатся и в Общей части УК. В этих случаях они также имеют определенное уголовно-правовое значение. Например, цель совершения тяжких или особо тяжких преступлений указана в ч. 4 ст. 35 УК при определении признаков преступного сообщества (преступной организации). В статье же Особенной части предусмотрена ответственность за организацию преступного сообщества (ст. 210 УК), при решении вопроса о наличии или об отсутствии признаков преступного сообщества необходимо обращаться к ч. 4 ст. 35 УК. Одним из признаков обоснованного риска как обстоятельства, исключающего преступность деяния, законодатель называет "достижение общественно полезной цели" (ст. 41 УК).

Некоторые мотивы и цели расцениваются законодателем как смягчающие или отягчающие наказание обстоятельства. Например, мотив сострадания (п. "д" ч. 1 ст. 61 УК), цель сокрытия или облегчения совершения преступления (п. "е.1" ст. 63). Устанавливая возможность при исключительных обстоятельствах назначения виновному более мягкого наказания, чем предусмотрено за совершенное им преступление, законодатель в первую очередь говорит о необходимости учета целей и мотивов преступления (ст. 64 УК).

В ряде случаев законодатель хотя и не называет, однако подразумевает наличие определенных мотивов и цели. Такие, например, преступления, как кража, мошенничество, грабеж и другие виды хищения (ст. ст. 158 - 162 УК), предполагают наличие корыстной цели, о чем прямо говорится в примечании к ст. 158 УК, определяющей общее понятие хищения.

В уголовно-правовой литературе делались попытки классифицировать мотивы и цели по их характеру, содержанию, признаку устойчивости и др. Эти классификации весьма многочисленны и разнообразны. Однако наибольшее значение они имеют прежде всего для криминологических исследований. В правоприменительной же практике по уголовным делам мотивы и цели преступления неизменно учитываются исходя из законодательных норм.

Наиболее опасными признаются низменные мотивы и цели, к числу которых (учитывая их распространенность) относятся в первую очередь корыстные мотивы, преследующие цель извлечения материальной выгоды или избавления от материальных затрат путем совершения преступления.

По вопросу о том, какие мотивы и цели, кроме корыстных, могут быть отнесены к числу низменных, существуют различные мнения. Представляется, что к низменным в первую очередь должны быть отнесены такие мотивы и цели, которые в уголовно-правовой литературе характеризуются как антисоциальные, т.е. направленные против основных ценностей общества в целом и выражающиеся в противостоянии субъекта государственным и общественным интересам. Это, например, мотивы национальной, расовой, религиозной ненависти, цель свержения или насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации (ст. 279 УК), цель разработки планов и условий для совершения тяжких и особо тяжких преступлений (ст. 210 УК). К низменным мотивам и целям можно отнести и такие, которые получили название "асоциальные", например хулиганские мотивы, цель введения в заблуждение государственных органов.

В отношении личностных мотивов высказываются различные мнения. Одни авторы относят их к низменным, другие выделяют в отдельную группу. Это такие мотивы, как месть, ревность, неприязненные отношения, карьеризм и пр. Такого рода мотивы некоторые авторы обоснованно называют "общественно нейтральными". К числу последних могут быть отнесены и такие мотивы, с которыми законодатель не связывает усиление уголовной ответственности, но которые учитываются при индивидуализации наказания. Это мотивы трусости, ложно понятые интересы дела и пр.

Однако в любом случае указанные мотивы и цели хотя и в разной степени, но являются общественно опасными, так как приводят к совершению преступлений и свидетельствуют о намерении лица причинить вред правоохраняемым интересам.

Как уже отмечалось, мотив и цель присущи любому умышленному преступлению. По мнению одних авторов, в преступлениях с косвенным умыслом нельзя отыскать мотив, по мнению других - поведение лица, совершающего умышленное преступление, всегда мотивировано. И при косвенном умысле преступник не только ясно представляет себе каузальную взаимосвязь деяния и последствия, но и сознательно их принимает .

--------------------------------

См.: Курс советского уголовного права: Общая часть. М., 1968. Т. 1. С. 441.

Обосновать теоретически наличие мотива и цели преступления, совершенного с косвенным умыслом, чрезвычайно трудно, так как последствия являются побочным результатом деяния; виновный не стремился к ним, относился к наступлению их безразлично . Постановка цели в таких случаях отсутствует, ибо действия зачастую направляются на достижение иного результата. Вместе с тем нельзя вовсе исключить значение мотива и цели при совершении преступления с косвенным умыслом, особенно когда умысел неконкретизирован.

--------------------------------

Речь в этих случаях идет только о составах, сконструированных по типу материальных, так как в формальных составах возможен только прямой умысел.

Более сложным представляется вопрос о том, можно ли говорить о мотиве и цели неосторожных преступлений.

Некоторые ученые полагают, что при совершении неосторожных преступлений действия субъекта носят сознательный волевой характер, а следовательно, являются мотивированными и целенаправленными и на этом основании говорят о мотиве и цели неосторожных преступлений.

Однако применительно к неосторожным преступлениям более правильно говорить лишь о мотиве и цели поведения, но не преступления. В пользу этой точки зрения свидетельствует то, что законодатель не включает мотив и цель ни в число обязательных, ни в число квалифицирующих признаков неосторожных преступлений. К тому же цель, которая является представлением о желаемом результате, никак не вписывается в рамки неосторожной вины. Вместе с тем нельзя не признать, что поведение любого вменяемого человека является мотивированным и целенаправленным. Однако мотивы поведения не выступают в качестве мотивов совершения преступления, так как уголовная ответственность предусмотрена в этих случаях не за нарушение определенных правил предосторожности, а за общественно опасные последствия, к которым лицо не только не стремилось, но даже и не допускало возможности их наступления.


3049928983668534.html
3049989238883330.html
    PR.RU™