Сделки субъектов решения собраний судебные решения иные действия

Лекция 10. Понятие и виды сделок. Действительность сделки

Сделка в системе юридических фактов

Юридические факты– основания возникновения, изменения и прекращения правоотношений.

ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ

события действия(волевые акты)

(возникают независимо от

воли субъектов)неправомерные правомерные

(в т.ч. недействительные

сделки)

Целенаправленные нецеленаправленные

(юридические

поступки)

сделки субъектов решения собраний судебные решения иные действия

(в т.ч. акты админ.

органов)

В Концепции особо выделены две важнейшие разновидности юридических актов (т.е. действий субъектов)– сделки и решения собраний (решения участников ю.лица, решения сособственников, решения кредиторов в деле о банкротстве и др.). Особенностью решения собрания как юридического акта является его обязательность в силу закона для всех участников, включая не принимавших участия в собрании и голосовавших против принятого решения. Способом защиты прав и интересов участников собрания и заинтересованных третьих лиц может служить признание принятых решений недействительными. В ГК еще предстоит урегулировать решения собраний в качестве юридического акта.

Сделки же – наиболее распространенное урегулированное ГК основание возникновения гражданских правоотношений.

Сделки– действия граждан и ю.лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153). Это легальное определение сделки как юридического факта.

Сделки – осознанные, целенаправленные, волевые действия физических и юридических лиц, совершая которые они стремятся к достижению определенных правовых последствий.

Во-первых,в отличие от события, сделка – действие, т.е.волевойакт.

Воля– процесс психического регулирования поведения субъекта. Воля лица на совершение сделки воплощает его желаниедостичь те правые последствия, с которыми закон связывает сделки данного вида.

Желание формирует намерение заключить сделку, способную вызвать эти последствия.

Намерение должно быть изъявлено, то есть доведено до сведения второй стороны сделки и третьих лиц.

Волеизъявление – способ выражения внутренней воли субъекта предпола­гаемой сделки, при помощи которых воля становится доступной для восприятия, понимания других лиц. Т. е. отражение внутреннего во внешнем.

Корме того, надо уяснить, что волеизъявление должно быть адресовано другому лицу (лицам). Как справедливо замечает Е. А. Суханов, нельзя совершить сделку в отношении самого себя, так как к сделкам относится то действие, которое совершено для возникновения (изменения или прекращения) прав и обязанностей субъекта во взаимоотношениях с другими лицами



Способы волеизъявления:

1) конклюдентное. Лицо выражает волю на совершение сделки путем совер­шения действий, свидетельствующих о намерении заключить сделку. В литературе эти действия зачастую так и называются – конклюдентные действия. Так, получив телеграмму о поставке партии товара, поставщик производит его отгрузку (п. 3 ст. 438); опустив деньги в автомат розничной торговли, лицо заключает договор купли-продажи и т.п.

2) молчание. Может расцениваться как выражение внутренней воли лишь в случаях, преду­смотренных законом, обычаем делового оборота или прежними деловыми отношениями сторон. Так, если арендатор продолжает пользоваться имуществом после истечения срока договора аренды, и арендодатель не возражает – договор считается возобновленным на прежних условиях на неопределенный срок (ч. 2 ст. 621).

3) прямоеволеизъявление. Лицо непосредственно выражает свою волю устно либо письмен­но (в тексте договора); Такой способ характерен для большинства сделок.

Необходимо единство воли и волеизъявления, которые являются внутренней (воля) и внешней (волеизъявление) стороной единого процесса психического отношения лица к заключению сделки; единство достигается при адекватном выражении внутренней воли в процессе оформления сделки.

Признание формы сделки способом выражения воли субъекта делает извечным вопрос: чему следует давать большее значение при определении действительных намерений и целей участников сделки – воле или волеизъявлению, сделанному в одном из четырех названных выше способов. Цивилистике известна проблема толкования сделки. Данная проблема – из категории «вечных» проблем цивилистики, сродни разделения частного права, или составе субъективного права. «Борьба между словом и волей стороны проходит через всю классическую юриспруденцию»[1].

В российской цивилистике проблема приоритета воли или воле­изъявления в сделке исследовалась достаточно глубоко, в результате чего были сформулированы три основные позиции. Согласно первой – при расхождении между волей и волеизъявлением при условии, что воля распознаваема и сделка вообще может быть признана состоявшейся, предпочтение должно быть отдано воле, а не волеизъявлению[2].



Соглас­но второй – так как сделка это действие, то, как правило, юридические последствия связываются именно с волеизъявлением, благодаря чему и достигается устойчивость сделок и гражданского оборота в целом[3].

Согласно третьей теории воля и волеизъявление одинако­во важны, так как закон ориентирует на единство воли и волеизъявления как обязательное условие действительности сделки[4].

Действующее законодательство при решении вопросов о дей­ствительности или недействительности сделок в определенных слу­чаях отдает приоритет действительной воле субъекта, а не его воле­изъявлению. Особенно это видно на примере притворной сделки, то есть сделки, совершенной с целью прикрыть другую сделку (п. 2 ст. 170 ГК). Сама притворная сделка, в которой нашло воплощение волеизъявление лица, будет считаться ничтожной. Приоритет получает дейст­вительная воля лица, которая кроется в прикрываемой сделке. Поэто­му закон говорит, что в этих случаях необходимо применять правила, относящиеся к прикрываемой сделке.

Вместе с тем можно констатировать, что в действующем граж­данском законодательстве в качестве общего правила признается при­оритет волеизъявления перед волей. В соответствии со ст. 431 ГК при толковании условий договора судом принимается во внимание букваль­ное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если изложенные правила не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом во внимание принимаются все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору и переписку, прак­тику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делово­го оборота, последующее поведение сторон.

Как видно, предписываемые законом методы толкования догово­ра в первую очередь нацелены на выяснение содержания волеизъ­явления сторон, и только при невозможности этого выяснению подлежит их действительная воля.

Во-вторых,сделка –целенаправленноедействиесторон. «Направленность» сделки на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей обеспечивается благодаря тому, что воля субъекта на ее заключение формируется как результат взаимодействия намерений, чувств, потребностей лица. С отдельными видами сделок законодатель связывает конкретные правовые последствия, которых (при совпадении у сторон воли и волеизъявления) и намерены достичь субъекты сделки.

С учетом целенаправленности сделки М. М. Агарков полагал, что термином «сделка» следовало обозначать лишь то действие, которое реально приводит к желаемому правовому результату. Действия, которые к таковому не приводят или приводят не к тем результатам, на которые были направлены, он предложил именовать «волеизъявлениями». Действительным или недействительным, по его мнению, может быть лишь волеизъявление, а не сделка; сделка же (как достигающее желаемого последствия действие) всегда действительна.

Законодатель определил сделку как действияграждан и ю.лиц, направленные наустановление, изменение или прекращение любых, а не только желательныхдля субъекта сделки гражданских прав и обязанностей (ст. 153).

Поэтому различают сделку-волеизъявление и возникающее на ее основе правоотношение, т.к. закон не всегда связывает понятие сделки с наступлением правового результата, на который была направлена воля сторон.

Соответственно, сделки образуют две группы:

1) вызывающие желательные для сторон (положительные) последствия; это действительные сделки;

2) не вызывающие таковых, но влекущие нежелательные (отрицательные) правовые последствия – недействительные сделки. Легальное определение сделки в ст. 153 ГК учитывает возможность заключения как действительных, так и недействительных сделок (ст. 166).

Итак, сделка – целенаправленное действие,котороевлечетжелательные для сторон правовые последствия (действительная сделка), либо таковых не порождает, ноодновременновлечет возникновение иных (нежелательных для сторон) последствий, связанных с игнорированием сделки законодателем в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей (недействительная сделка).

При рассмотрении сделок как юрфактов действительная сделка обычно трактуется как действие правомерное, недействительная сделка – как действие неправомерное. Между тем правомерность как характеристика действия в законодательном определении сделки (ст.153) не упомянута.

Сторонниками признания сделками как правомерных, так и неправомерных действий были Д. М. Генкин, И. Б. Новицкий, Н. В. Рабинович. По мнению Д. Тузова, О. Гутникова, Л. Щенниковой противоправностьне является сущностным признаком недействительной сделки, поскольку последняя может быть как неправомерной (например, предусмотренная ст. 169 ГК), так и правомерной (в частности, совершенная под влиянием заблуждения). Несоответствие сделки требованиям закона еще не означает ее противоправности, т.к. в условиях свободы договора и отсутствия в законе закрытого перечня сделок лица могут совершать любые сделки, не противоречащие нормам права. Противоправной является лишь сделка, нарушившая установленные законодателем императивные требования и запреты, поэтому недействительность и противоправность – не всегда совпадающие категории.

Однако, исходя из общих начал гражданского права, вряд ли можно предположить, что законодатель санкционирует участников на совершение неправомерных действий. Представляется, что сделкой можно считать только правомерное действие. Законодательное определение сделки как основания воз­никновения, изменения или прекращения гражданских прав и обя­занностей (см. ст. 26 ГК РСФСР 1922 г., ст. 41 ГК РСФСР 1964 г., ст. 153 ГК РФ) можно и нужно рассматривать как дозволение на со­вершение правомерного действия.


3049252916923352.html
3049317433079197.html
    PR.RU™